Кино экспресс

Главная страница » Биография » Юрий Астафьев

Юрий Астафьев

30.01.13 | Биография | Кино экспресс
Говорят, у него была гагаринская улыбка. И одной из первых его ролей после окончания Ярославского театрального училища стала роль Гагарина. Потом — Москва, Щукинское, нашумевший выпускной спектакль «Ромео и Джульетта». Там Астафьева—Меркуцио увидел Марк Захаров и пригласил в «Ленком», в «Жестокие игры». Вообще-то театр не очень «улыбался» ему, и хоть и были роли в «Воре», «Звезде и смерти Хоакина Мурьеты», «Там, где мы бывали», «Ромуле Великом», но за эту роль — роль Кая в «Жестоких играх» — он держался очень долго. Лишь за год до смерти ему удалось сделать главную роль в пьесе молодого драматурга Андрея Максимова «Кладбищенский ангел», роль которую с полным правом можно назвать его собственной.
Драматург Андрей Максимов:
Он делал все, что, казалось бы, не должен и никогда не делает актёр. Сам нашёл меня и мою пьесу, потом режиссёра, потом другого, партнёров, даже инвентарь сам добывал. Сам довёл спектакль до премьеры. Собственно, благодаря ему он и состоялся. Он делая прекрасные поэтические композиции по Блоку, Пастернаку, Маяковскому. Последнюю пробивал с невероятным трудом. Тогда, в начале восьмидесятых, она абсолютно не вписывалась в традиционное представление о Маяковском, и её очень долго не принимали. Потому он и первый инфаркт получил. Самое ужасное, что это был не просто хороший, а очень крупный актёр, который так и не смог реализоваться. Ведь и в кино его начали снимать лишь в последние два года, после картины Эдуарда Гаврилова «Двое и одна» (1988).
Режиссёр Эдуард Гаврилов:
На роль Карякина Астафьев пробовался несколько раз и оттеснил всех других претендентов. Он — актёр очень пытливый, требовательный. Ему нужно, чтобы была четко поставленная задача. Это была его первая большая работа в кино. К сожалению, фильм не получил резонанса — тогда все были увлечены детективами. Но Юру заметили и начали снимать часто. Последние его роли в «Доме на песке» (1991), «Грозе над Русью» (1992), где он играл Вяземского, озвучивал уже не он. К сожалению, при жизни его возможности не были использованы. Да и театр тоже не взял у него то, что он мог бы дать. А работать с ним было громадное удовольствие — полное взаимопонимание и в работе, и в жизни.
Актёр Владимир Кузнецов:
У нас с ним была не дружба, нет. Нечто большее — удивительное единение. Мы были как братья. Все радости, горести, трудности делили пополам, жили одной жизнью, всегда говорили друг другу правду. Я потерял больше чем друга — человека одной со мной группы крови, которому все можно было доверить. В нем были заложены от природы качества личности — Личности с большой буквы. Он ухитрялся не обращать внимания на обыденность жизни. В нем жила некая поэтическая струна, одержимость работой. Удивительно, но в наши дни для него существовало понятие «Чёрная речка»: кодекс чести, чувство справедливости, собственного достоинства и правды во что бы то ни стало. Это был человек, всю жизнь пытавшийся преодолеть обстоятельства и погибший на взлёте.
Когда уходит человек знаменитый, чьё имя на слуху у миллионов, физически ощущаешь пустоту. Но вот ушёл человек негромкий — и произошло то же самое. Заснята на плёнку лишь одна из его поэтических программ, собиравших полные залы.

Распался спектакль, который он создал своими руками. Без него он не смог существовать. Незаменимые есть. Юрий Астафьев — один из них.

Содержание

Рубрикатор

Комментарии

Глас народа

Реклама

Наши партнёры
Больничные клоуны