Кино экспресс

Главная страница » Рецензии » Сто дней до приказа

Сто дней до приказа

06.05.13 | Рецензия | Кино экспресс
Однако авторы фильма по мотивам этой повести решительно отказались от прямой экранизации с её вполне конкретным сюжетом о травле новобранца «стариком» и ясной сверхзадачей: привлечь общественное внимание к будням солдатской казармы, в которых, как в капле воды, отражаются главные недуги, поразившие наше общество. Создателей фильма явно вдохновляли другие цели — глобальные. Они предприняли попытку осмыслить армейский материал на уровне истоков человеческой духовности вообще и избрали для этого раскованную поэтику «фильма без интриги», фильма — потока сознания, фильма, претендующего на элитарного зрителя, способного «считывать» с кадра не только его непосредственное содержание, но и глубокие ассоциативные планы, образующие, в конечном счёте, главное наполнение экранного действа.

Удаление от первоисточника настолько значительно, что сохранение ссылки на него в титрах фильма скорее озадачивает, нежели помогает восприятию. Ни одной коллизии, персонажа и даже места действия, за исключением, разве, казармы, способных напомнить зрителю нечто прочитанное в повести, в картине нет.

Начинается фильм загадочным эпизодом: среди руин (или брошенного строительства) некоего кирпичного здания переодеваются, курят, балагурят, а потом спят солдаты. В отдалении появляется неизвестный человек вполне зрелых лет, в котором при приближении кинокамеры мы узнаем актёра Владимира Заманского. Он «выразительно» оглядывает ребят и явно взволнован чем-то; чем именно, остаётся неясным. Этот персонаж возникнет ещё раз в финале, но обволакивающий его «туман» так и не рассеется.

Потом кинокамера переносит нас в музей, где группа солдат внимает экскурсоводу, рассказывающему об иконе Георгия Победоносца.

Повинуясь причудам монтажного мышления режиссёра, мы оказываемся то в ночной казарме, где подвыпивший «старик» справляет малую нужду прямо на лицо безмятежно спящего «салаги», то в бане, где долго и много нам демонстрируются обнажённые тела солдат.

Интригующе непонятен и эпизод с демобилизованным «дедом» по имени Леха. Командиры провожают его за ворота части, потом мы видим его у пустынного здания станции «Ока», а ещё несколько кадров спустя вышедший на речную отмель мальчик с удочкой натыкается на его труп. Кем и за что он убит — загадка, так и остающаяся неразрешённой.

Затем зритель сможет увидеть изнурительный тренировочный пробег колонны солдат и то, как рухнет на песок, не выдержав общего темпа, щупленький солдатик, как окутает его рот смертная пена, и как никто не остановится ему помочь, даже не заметит отсутствия.

Утомлённый длинными панорамами и долгими, ни к чему не ведущими проходами героев, зритель, может быть, встрепенётся при появлении на экране очень хорошо сложенной и совершенно обнажённой молодой дамы, плавающей в хрустально-прозрачной воде бассейна пред пылающими очами старшего лейтенанта, совершенно при том одетого. Потом они долго целуются.

Пожалуй, наиболее последовательно и по-своему выразительно режиссёрская манера проявлена в другом эпизоде — на гауптвахте. Молодая дама — та самая, только теперь не обнажённая, а одетая в офицерскую форму, заглядывает в глазки одиночных камер. Ей явно любопытно подсматривать, как ведут себя запертые там мужчины. Один из них, между прочим, болтается в петле. Другой расхаживает по камере голый. Это больше привлекает внимание дамы и, вернувшись на пост, она сообщает дежурному именно про голого. А затем в глазах постового, истово сжимающего в руках карабин, ладная офицерская форма вдруг исчезает с природных форм хорошо сложенной дамы, после чего она шествует к постовому совершенно, как в бассейне, обнажённая и с намерениями, явно не предусмотренными уставом караульной службы. В фонограмме тем временем повторяются фрагменты лекции о Георгии Победоносце. Вот такой, с позволения сказать, контрапункт.

И снова бассейн. Но уже без дамы, а наоборот — с полностью экипированными солдатами, которые по команде бросаются в воду и плывут.

И заключительный кадр: вахтенный солдат читает письмо. Следует возвышенный текст, конечно же, о Георгии Победоносце.

Очень может быть, что фильм режиссёра-дебютанта Хусейна Эркенова найдёт своего зрителя среди поклонников вгиковских «студий», любителей кинематографа шокирующих аттракционов, отрицателей «литературного» кино.

Содержание

Рубрикатор

Комментарии

Глас народа

Реклама

Наши партнёры
Больничные клоуны