Кино экспресс

Главная страница » Рецензии » Красная сирена

Красная сирена

16.01.14 | Рецензия | Станислав Зельвенский
Красная сирена

Европейская история2


Французы с маниакальным упорством продолжают доказывать, что умеют снять пиф-паф не хуже самих американцев. Вроде бы давно уж все ясно — можете, ребята, можете — но нет: появляется очередной умелец с претенциозным псевдонимом, школой клипмейкерства за плечами и связями с Бессоном — и давай по новой. При этом чистый, простодушный голливудский экшен все равно не получается — мешает европейская интеллигентность. Хочется сделать «стильно». Чтобы не только взрывы да перестрелки — но и Мельвиль там, психологизма немного, дизайн, туда-сюда. В случае «Красной сирены» (La Sirène rouge; 2002) добавилась ещё душевная травма актёра Барра: человек, видимо, комплексовал из-за того, что Жан Рено (с которым они, напомним, в своё время ныряли наперегонки) стал таким невообразимо крутым, а он, Барр, все какой-то квазиинтеллектуальной лабудой занимается. А ведь тоже вполне может надеть черные очки и из двух стволов шандарахнуть. Барру в утешение даже девочку-подростка выделили, чтобы её оберегать: не Натали Портман, конечно, но в финале тоже кое-чему научится. Придумал все это модный писатель Морис Ж. Дантек.

Настоящее имя режиссёра — Оливье Фонтана. Появился на свет 6 августа 1965 года и именно датой своего рождения объясняет выбор редкого псевдонима «Мегатон»: в этот день мир отмечал двадцатилетие бомбардировки Хиросимы.
Девочку Алису (Александра Неграо) преследует её собственная мамаша (Фрэнсис Барбер), богатая маньячка с выбеленным лицом, которую хлебом не корми — дай кого-нибудь помучить и на видео это заснять. А защищает Алису, помимо бравого наёмника Барра, красавица-следователь Ардженто. При всей любви к которой надо признать, что со времён «Синдрома Стендаля» (La sindrome di Stendhal; 1996) она не стала больше похожа на оперативника, и роль ей явно даётся с таким же трудом, как и английский язык. И вот что ещё интересно: это уже вторая картина с Ардженто за последнее время, которая начинается с песни Rammstein. Точно неспроста. Сговорились проклятые европейцы. Хотят не только Спилберга, но и Metallica извести.

Содержание

Рубрикатор

Комментарии

Глас народа

Реклама

Наши партнёры
Больничные клоуны