Кино экспресс

Главная страница » Рецензии » Улица наслаждений

Улица наслаждений

08.05.14 | Рецензия | Зара Абдуллаева
Улица наслаждений

 3


Ночь. Улица. Льёт дождь. Три потасканные проститутки притулились под фонарём. А клиентов все нет. Чтобы скоротать безжалостное время и не мучиться в простое, одна из них предлагает историю давней товарки, которая мечтала стать эстрадной дивой или принцессой. Непоколебимый романтик Леконт запускает героиню — проститутку-идеалистку Марион — в 1945 год, в бордель, и приставляет к ней ангела-предохранителя. Его зовут Малыш Луи, он сын проститутки, вырос среди девочек, остался им прислуживать, но нашёл маленькое счастье в безумной, безнадёжной привязанности к Марион. Луи, как Амели, ублажавшая малознакомых «клиентов», творит для своей пассии чудеса: тащит на прослушивания к импресарио, стоит на часах во время её свиданий с Тем Самым Мужчиной — вором, картёжником, дельцом чёрного рынка, которого Марион назначила себе в принцы и за которым гоняются разбойники покруче. Леконт беззастенчиво выбирает бульварный сюжет о роковых страстях и падших героях, но превращает его в сказку с печальным концом. Или в совсем нехитрую мелодраму. Марион становится-таки звездой ABC. Марион находит в публичном доме свою любовь. Марион похищают, требуя выкуп почти в миллион франков, которые — и это лучший эпизод — Луи собирает чуть ли не у всех парижских профессионалок, бегая по улицам, барам и соответствующим заведениям. «Улица», увы, не самый удачный фильм Леконта. Здесь нет ни влекущей черно-белой остроты «Девушки на мосту» (La fille sur le pont; 1999), ни мощной затаённой чувственности «Вдовы с острова Сен-Пьер» (La veuve de Saint-Pierre; 2000). Зато теперь французский любитель мужского и женственного обольщает прелестью дружеских отношений, корпоративной верностью и заботливым напоминанием о том, что невольницам этой сферы обслуживания угрожают не только сутенёры. Они могут встретить своего спасителя — бескорыстного защитника прав приятной во всех отношениях женщины на завидное, хотя опасное, личное счастье. Бодрящие упования, несмотря на грустный финал. Но ещё Честертону было ясно, что «французы будоражат мир не парадоксами, а общими местами».

Содержание

Рубрикатор

Комментарии

Глас народа

Реклама

Наши партнёры
Больничные клоуны