Кино экспресс

Главная страница » Рецензии » Королевство хрустального черепа

Королевство хрустального черепа

13.01.15 | Рецензия | Наталья Думко
Королевство хрустального черепа

Союз кнута и шляпы4


Когда на съёмках «Звёздных войн» (Star Wars; 1977) Харрисон Форд в костюме Хана Соло пытался придумать своему герою чуть более отягощённые смыслом реплики, Лукас и компания пресекали попытки на корню. Знал ли тогда Форд, что скоро больше всего на свете будет дорожить фетровой шляпой и непременным размещением археологических находок в надлежащем музее. А репликам его нового героя позавидует и сам неутомимый путешественник Хан Соло. Воображение Джорджа Лукаса родило ещё одного персонажа, которому суждено было прославить Харрисона Форда и Стивена Спилберга на весь мир без всякой вероятности забвения. Имя тому персонажу — Генри Джонс-младший по прозвищу Индиана, в честь любимой собаки Лукаса.

Пережив в восьмидесятые невообразимое количество захватывающих приключений, мистер Джонс спустя двадцать лет вынужден снова оставить своих студентов ради подвигов, которые тем и не снились. И только человек, не обладающий воображением, может отказаться от идеи прокатиться на чудесной машине времени под названием «Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа» (Indiana Jones and the Kingdom of the Crystal Skull; 2008).

События четвертой серии привязаны к 1957 году, времени, когда США были увлечены борьбой с «красной угрозой». Захваченный кагэбэшниками мистер Джонс попадает в эпицентр событий, вывалившись из багажника военного автомобиля к ногам Ирины Спалько — женщины, не знающей ни жалости, ни устали, ни страсти иной, чем страсть обладать всесокрушающими знаниями. Любимица Сталина, в комбинезоне, с чёрной чёлкой и в солнцезащитных очках, она будет преследовать Индиану и в пустынях Невады, и в джунглях Перу. Ведь и ему, и ей нужен один и тот же артефакт: хрустальный череп, который принадлежал какому-то явно неземному существу. Миссия по возвращению чудо-черепушки закончится в неожиданном для «Индианы» стиле: уж этот-то артефакт учёный не сможет уложить на полку какого-нибудь музея. Зато тринадцать загадочных прекрасных существ наконец-то обретут свободу. Помогать Джонсу на тернистом пути будут Мэрион-привет-из-прошлого-Рэйвенвуд и их общий сынок Пёс-задел-на-будущее-Уильямс. Само собой, о том, что Уильямс — сын Инди, славный папаша догадается лишь тогда, когда ему об этом скажут в открытую (хотя нам-то это понятно с первых кадров). И теперь уже сам профессор Джонс выступает в роли мудрого пращура, осаживающего буйные порывы своего потомка. Пёс вылеплен по образу и подобию всех «кинобунтарей без причины»: вызывающий взгляд, кок, косуха и мотоцикл, заброшенные учебники и полное отсутствие тормозов.

Все, за что мы так любим фильмы об Индиане, в «Королевстве» есть: неудержимый юмор, инфернальные змеи, немыслимые трюки в исполнении Форда (шестьдесят пять лет, между прочим!), экзотические страны, холодящие кровь злодеи, почти полное отсутствие компьютерной графики (комбинированных сьёмок даже по нашим временам оказалось вполне достаточно). Инди на фоне ядерного гриба, ЛаБаф, тарзаном прыгающий по лианам в сопровождении визжащих обезьянок, уголок ковчега на «складе забытых игрушек», Форд, летящий внутри холодильника со свинцовой прослойкой, Бланшетт, сексуально убивающая коленями плотоядного муравья, голова памятника Маркусу Броуди, сорвавшаяся с постамента прямиком в диафрагму кагэбэшнику… Безумству авторов «Королевства» нет предела. А финальная сцена уж совсем бьёт под дых, являясь, по сути, посвящением концовке «Последнего крестового похода» (Indiana Jones and the Last Crusade; 1989), где счастливые отец и сын на фоне заката оптимистично удаляются в новый мир.

Рецепт хорошего приключенческого фильма прост: сюжету положено хромать на обе ноги, одна динамичная сцена должна сменять другую, юмор — козырять уместностью, главный герой — обладать магнетизмом, а девушка — быть умницей, красавицей и, по возможности, комсомолкой. Некоторые ленты пост-индиановского периода — к примеру, «Мумия» (The Mummy; 1999) — вполне способны предъявить эти составляющие, но только Спилберг и Лукас знают секретный ингредиент, который делает фильмы об Индиане Джонсе уникальными. Харрисон Форд, чувство меры, безграничная изобретательность, особая атмосфера на съёмочной площадке или все вместе. Нам остаётся только ахать, охать и в очередной раз сжимать кулаки за бесстрашного археолога в фетровой шляпе. Ведь, что ни говори, у него есть стиль.

Содержание

Рубрикатор

Комментарии

Глас народа

Реклама

Наши партнёры
Больничные клоуны