Кино экспресс

Главная страница » Рецензии » Враг народа — Бухарин

Враг народа — Бухарин

08.02.13 | Рецензия | Кино экспресс
Мне приятно представить этот фильм и потому, что он мне понравился, и потому, что его сценарий написал мой старший коллега — кинокритик Виктор Дёмин, и потому, что его драматургическое детище более интересно, чем его критические публикации…

Но — ближе к герою фильма. Сподвижник Ленина (Иван Косых), сподвижник, друг и затем жертва Сталина (Сергей Шакуров) — Николай Иванович Бухарин (Александр Романцов) был человек прилично образованный (хотя и доктринёр) и лично не жестокий (но оказавшийся одним из творцов чудовищной системы насилия и произвола, которая уничтожила его). Французский оратор Верньо, гильотинированный в числе двадцати двух жирондистов, уподоблял революцию Сатурну, пожирающему своих детей; Бухарин мог бы сказать, что диктатура пожирает своих отцов. В мощном исполнении Александра Романцова Бухарин предстанет крупной, хотя и не очень сильной личностью, застигнутой в трагический момент жизни, в момент последней безнадёжной попытки противиться системе.

Фильм показывает суд над Бухариным. Суд, во время которого герой пытается вспомнить и понять, что же привело его к такому итогу. Если понимание и наступило, то в слова облечено не было, а формулировать своё я не стану. Важно то, что на суде Бухарин пытается дать последний бой Сталину в лице его марионеток — Ежова (Николай Ферапонтов) и Вышинского (Евгений Лазарев). Выглядит это так: Сталин дёргает за ниточки Ежова, тот Вышинского, который пытается дёргать Бухарина, но у него плохо получается.

Знаменитые московские процессы тридцатых годов всегда вызывали интерес, ибо казалось невероятным, чтобы столь видные люди, как Бухарин, Рыков (Геннадий Сайфулин), Крестинский (Юрий Михайлов), Радек и другие, могли каяться в очевидно бессмысленных преступлениях. Объяснений выдвигалось несколько. Артур Кёстлер считал, что подсудимых убедили в том, что во имя партийной дисциплины и торжества великой идеи им необходимо признаться во всем, в чем их обвинит партия. Варлам Шаламов предполагал, что на них действовали обезволивающими химическими препаратами. Кто-то писал о чудовищных пытках, которым их подвергали в подвалах НКВД. Лично мне наиболее убедительным показалось объяснение, данное, если не ошибаюсь, Солженицыным, который заметил, что на открытый процесс выводили далеко не всех (а значит, можно предположить, что были и такие, которые не соглашались признаваться), и что самым сильным воздействием могло быть не физическое, а элементарное психологическое, когда им могли твёрдо пригрозить, что в случае нарушения сценария суда все их родные будут преданы мучительной смерти. Западному человеку с его представлениями о праве трудно поверить даже в саму возможность подобной угрозы.

Я бы не сказал, что авторы фильма предлагают новую интерпретацию причин признания обвиняемых на процессе Бухарина-Рыкова-Крестинского-Ягоды (их, похоже, устраивает третья из названных), но они дают чрезвычайно интересную психологически и очень кинематографичную версию самого суда, завлекая зрителя, особенно помнящего стенограмму процесса (а забить её, раз прочитав, невозможно — это драматургия сатанинского класса), в ловушку. Вы все время чувствуете, что суд идёт не по стенограмме, и теряетесь в догадках, то ли авторы фильма позволили себе серьёзные отступления от текста первоисточника, то ли авторы стенограммы отступили от текста жизни (а на экране восстановлена правда), и уже готовы поверить во второе и пережить катарсис, когда подсудимые, устав от бесконечной и дикой лжи, начинают кричать, что показания выбиты из них пытками, как вдруг… Но здесь я вынужден поставить многоточие, чтобы не лишать вас возможности самим поискать разгадку.

Содержание

Рубрикатор

Комментарии

Глас народа

Реклама

Наши партнёры
Больничные клоуны